Все статьи

Агрессивная шкала: как россиян готовят к повышению налогов

Опубликовано в Профиль

16 /11 2020

С января следующего года в России будет действовать повышенный, 15-процентный НДФЛ на доходы больше 5 млн рублей в год. Соответствующий законопроект 11 ноября в третьем чтении одобрила Госдума. Специалисты ВШЭ предлагают пойти еще дальше и повысить налоги до 20–24%. Дело в том, что из-за коронакризиса расходы бюджета существенно возросли, и в ближайшую трехлетку его придется верстать с дефицитом. В Минфине в очередной раз отвергли идею повышения налогов, но эксперты, опрошенные «Профилем», уверены, что население постепенно готовят к росту фискальной нагрузки. Максимальная ставка по НДФЛ при этом может достигнуть 30%.

Год в расход

2020 год закончится с дефицитом федерального бюджета. Его запланированный объем – почти 5 трлн рублей. Ранее, еще до пандемии коронавируса, правительство рассчитывало, что доходы казны превысят расходы на 928 млрд рублей.

Из одобренного Госдумой в первом чтении проекта бюджета на ближайшие три года следует, что в 2021-м дефицит снизится до 2,75 трлн рублей, в 2022-м – до 1,25 трлн рублей, в 2023-м  снова увеличится до 1,41 трлн.

В заключении экспертов НИУ ВШЭ на проект трехлетнего бюджета (подписано ректором «Вышки» Ярославом Кузьминовым и направлено на имя главы думского комитета по бюджету и налогам Андрея Макарова) сказано, что пандемия COVID-19 и вызванный ею экономический кризис внесли существенные коррективы в планы правительства: дефицит средств «значительно увеличился».

Основными источниками роста бюджетных доходов в 2021–2023 годах станут ненефтегазовые поступления, говорится в документе. Они вырастут на 16% в основном за счет увеличения налоговых поступлений. То есть в ближайшее время мы увидим полноценную реализацию концепции «люди – новая нефть».

Так, повышение акцизов на табак, введение 15-процентного НДФЛ на доходы свыше 5 млн рублей в год, взимание налога с процентов по банковским депозитам, поступления от налога на прибыль, возникшие в результате изменения соглашений об избежании двойного налогообложения с Кипром и Мальтой, дадут дополнительные 240–260 млрд рублей в год.

Помимо любопытных мер, призванных ускорить экономический рост, например, создания государственной трудовой корпорации социально значимых работ (современный аналог общественных работ, вовлекающих «экономически неуспешных» россиян), эксперты ВШЭ предлагают радикальное изменение налоговой системы.

«Представляется, что достигнутый уровень технологий налоговой службы и современная внешнеэкономическая ситуация существенно ограничивают возможности бегства национального капитала и вывода денег российскими юридическими и физическими лицами из российской юрисдикции. Это создает потенциал для более значительного повышения налогового бремени на неинвестируемые высокие личные доходы и на неинвестируемые свободные средства корпораций», – отмечается в заключении специалистов «Вышки».

По их мнению, ситуацию с бюджетом может исправить прогрессивная шкала. НДФЛ необходимо поднять до 20–24% для тех, кто зарабатывает больше 12 и 24 млн рублей в год соответственно. Кроме того, корпоративный налог на прибыль нужно увеличить с нынешних 20% до 24% или даже до 30%. Реформу предлагается приправить «эффективным инвестиционным вычетом».

«По поручению президента было решено облагать повышенной ставкой НДФЛ в 15% периодические и активные доходы свыше 5 млн рублей, связанные непосредственно с трудовой деятельностью (включая зарплату и дивиденды). Что касается других вариантов корректировки шкалы НДФЛ, а также налога на прибыль – такие изменения в Налоговый кодекс сейчас не разрабатываются», – поспешили успокоить в Минфине. Впрочем, в 2018 году ведомство Антона Силуанова реагировало примерно в таком же ключе на информацию о возможном повышении НДФЛ до 15%.

Не время для налогов

Объективных причин для повышения налогов сейчас нет, считает президент Русско-азиатского союза промышленников и предпринимателей (РАСПП) Виталий Манкевич. Более того, говорит он, увеличение фискального бремени ведет лишь к негативным последствиям: падению потребительских расходов и замедлению экономического развития. В 2019-м начал действовать повышенный НДС (20%) и рост ВВП замедлился до 1,3%. «Если реализовать предложения ВШЭ, в 2021 году мы увидим не 2–3% роста, а 0–0,5%. Консолидированный бюджет получит дополнительные 0,5–1 трлн рублей в год, но ВВП лишится 2–3 трлн рублей», – прогнозирует эксперт.

Нынешняя шкала налогообложения в России – регрессивная, продолжает Манкевич. То есть по факту платят больше те, кто меньше зарабатывает. Они перечисляют средства в социальные фонды, в структуре их расходов больше веса занимают акцизы на бензин, алкоголь и табак, а также НДС, поскольку почти все деньги уходят на потребление.

«Прогрессивная шкала забирает больше у богатых и меньше – у бедных. Реально прогрессивной шкала станет в России в том случае, если от налогов освободят людей с доходами ниже 10 тыс. рублей, а для доходов ниже 20 тыс. введут ставку в 10%», – рассуждает он.

По мнению директора департамента рынков капитала Accent Capital Андрея Аржанухина, увеличение налога для состоятельных граждан приведет к оттоку специалистов за рубеж. «Многие из них предпочтут платить высокие налоги в стабильной Европе, чем в России, где от повышения налогов ничего принципиально не меняется. Например, медицинское обслуживание в странах Северной Европы предполагает самое современное лечение онкологии, в то время как в России человек, скорее всего, будет вынужден доплачивать из своего кармана за такой уровень помощи. То же самое и с пенсионными накоплениями: еще ни одно поколение в России не получало пенсию, позволяющую несильно ухудшать свой прежний уровень жизни, все вынуждены копить самостоятельно», – объясняет он.

Андрей Аржанухин Директор. Рынки капиталов

Плоская шкала налогообложения, введенная в России в 2001 году, помогла поднять собираемость налогов в несколько раз, напоминает гендиректор аудиторско-консалтинговой компании 2K Тамара Касьянова. Такую шкалу проще администрировать, а налогоплательщикам не надо сдавать декларации. Прогрессивная шкала, отмечает Касьянова, кажется многим справедливой, но нужно учесть, что поднимать ее до бесконечности нельзя – люди и бизнес уйдут в серую зону. По ее оценке, при текущей ситуации на рынке повышение корпоративного налога на прибыль приведет к тому, что компании не смогут обновлять производственные мощности и развиваться.

Как результат – падение эффективности, рост аварийности, закрытие предприятий. И в итоге поступления в бюджет только снизятся. Тамара Касьянова также слабо верит в то, что инвестиционный налоговый вычет как-то простимулирует вложение денег в российскую экономику: риски в ней все выше, а значит, и инвестиции становятся рискованными.

Увеличивать фискальную нагрузку сейчас, во время сильного падения деловой активности, нерационально, уверена главный налоговый консультант юридической фирмы Tax Compliance Юлия Павлова. Компаниям придется тяжело, и правительство это понимает.

«Влияние данного кризиса на экономику страны вместе с падением нефтяных доходов и санкционными ограничениями в целом показывают необходимость реформ. А они потребуют продолжительного времени. Не исключено, что в переходный период последует увеличение налоговой нагрузки», – допускает она.

Первый шаг

Действительно, повышение НДФЛ до 15% для доходов, превышающих 5 млн рублей в год, может быть лишь стартом налоговой реформы, которая закончится введением прогрессивной шкалы, а экспертные предложения вроде заключения ВШЭ необходимы для просчитывания ее возможных параметров.

Полноценная прогрессивная шкала предполагает более дифференцированный подход, комментирует руководитель налоговой практики Howard Russia Олег Мясников. Например, ставка может варьироваться от 0% до 50% в зависимости от уровня доходов человека. «Поэтому повышение ставки НДФЛ до 15% можно рассматривать лишь как первый шаг для введения прогрессивной шкалы налогообложения», – считает он.

«Такая осторожная мера выглядит как первая проба перед введением прогрессивной шкалы с большей амплитудой», – соглашается Андрей Аржанухин из Accent Capital.

Как только в России появилась вторая повышенная ставка для резидентов, логика дальнейшего развития событий в подоходном налогообложении «фактически предрешена», говорит юрист Борис Луцет. По его мнению, уже в ближайшее время мы увидим целый набор предложений по более «продвинутой» прогрессии НДФЛ.

«Это может быть увязано с аргументами инвестиционной направленности, как в случае с предложениями ВШЭ. Но доминирующей останется тема социальной справедливости в том виде, как ее понимают авторы таких предложений. Данный аспект будет востребован обществом на всем протяжении дискуссии, и, скорее всего, в обозримом будущем мы будем наблюдать дрейф максимальной ставки НДФЛ в район 30%», – продолжает эксперт.

Если проект по развороту крупного бизнеса от офшоров к инвестициям в отечественную промышленность не выгорит, инициативы по повышению налогов и сборов еще не раз удивят россиян, уверен руководитель проектов сервиса «Налогия» Василий Кисленко.

В предложении ВШЭ он видит две составляющие. Во-первых, попытку переключить внимание населения от повышения НДФЛ до 15% для части доходов (грамотный контекст позволит сформировать мнение «15% – это еще неплохо»). Во-вторых, формирование базы для дальнейшего повышения налогов.

«Cам по себе призыв к вложениям в отечественную экономику хотелось бы видеть несколько иначе: без закручивания налоговых гаек в «удачное» время тотального падения доходов населения, с созданием благоприятных условий по репатриации капитала, с системным финансированием наукоемких отраслей, нацеленных на создание продукта с высокой добавленной стоимостью. С учетом крайне печального фактического исполнения бюджетов национальных проектов – то есть тех проектов, к которым должно быть обращено максимально пристальное внимание на всех уровнях вертикали власти, – к участию в иных проектах граждан и бизнес придется, похоже, стимулировать. В исконном значении слова стимул», – заключает Кисленко.