All articles

Перекрыть поток: поможет ли россиянам добровольный отказ от кредитов

Published on Профиль

21 /05 2021

Россиянам предложат добровольно отказаться от займов. Так клиенты банков смогут оградить себя от кредитного мошенничества и необдуманных покупок. Почему появление подобного механизма свидетельствует о неспособности финансовых властей защитить население – в материале «Профиля».

Кредитный самоотвод

В России в скором времени может появиться механизм добровольного отказа от кредитования. Соответствующие поправки в закон «О потребительском кредите» и «О кредитных историях», а также в Гражданский кодекс разрабатывают депутаты Госдумы и участники финрынка. Срок внесения документов на рассмотрение нижней палаты пока не раскрывается.

Ключевая цель поправок – сделать так, чтобы у россиян была возможность оградить себя от кредитного мошенничества. Официальной сводной статистики по данному виду преступлений в России пока нет. В 2016 году Национальное бюро кредитных историй сообщало, что отечественные банки выдали более 1 млн займов с признаками мошенничества (3,4% от общего числа оформленных тогда ссуд).

Развитие технологий, в частности, активное распространение мобильных приложений, делает клиентов банков еще более уязвимыми: потеря телефона или утечка персональных данных может привести к оформлению мошеннического кредита.

Кроме того, преступники охотятся на клиентов с предварительно одобренными кредитами. Они пользуются социальной инженерией, чтобы жертва перевела заемные средства на их счета. В итоге человеку приходится доказывать, что он не оформлял никаких кредитов. А сделать это очень и очень непросто.

«В нашей практике встречались случаи, когда человек обнаружил, что «взял» кредит, причем узнавал он это уже от коллекторов. Это дело рук мошенников, которые приобретают на черном рынке персональные данные и берут кредиты на чужое имя», – рассказывает гендиректор «Юридического бюро №1» Юлия Комбарова.

Операция «Заслон»

Механизм добровольного отказа от кредитов будет работать так. Через портал «Госуслуги» или через банки (в том числе и через их мобильные приложения) можно оставить заявление. Запрет на оформление займов вступит в силу в течение 7 дней. Снять эмбарго можно также через «Госуслуги» или при личном обращении в офис банка. Ограничение отменяется через 10 дней.

Сведения об отказе клиента от ссуд отразится на первой странице его кредитной истории, то есть там, где находится вся основная информация – ФИО, ИНН, СНИЛС и паспортные данные. Кредитные истории россиян хранятся в нескольких специализированных бюро, а также в базе Банка России.

До тех пор, пока действует добровольный отказ, банки и МФО будут обязаны отказывать клиенту в оформлении кредитов. А если каким-то образом на него все же повесят ссуду, кредиторы не смогут требовать выплаты задолженности и передать ее коллекторам.

«Очевидно, что те, кто не планирует брать кредиты, могут поставить заслон для мошенников, отказавшись заранее от всех кредитов. Кроме того, данный запрет поможет людям с игровой или другими зависимостями не поддаться сиюминутному соблазну взять кредит», – комментирует Комбарова.


Мировая практика

Похожие заградительные финансовые ограничения действуют и в других странах. Например, с 2020 года в Казахстане ввели запрет на выдачу кредитов малоимущим и безработным гражданам. В 2013 году в Латвии людям младше 20 лет запретили оформлять быстрые займы. А Банк Финляндии в 2020-м запустил программу по повышению финансовой грамотности для взрослых, чтобы отучить их брать легкодоступные микрокредиты. Впрочем, все эти меры направлены не на защиту граждан от мошенничества, а на их защиту от самих себя и необдуманных поступков.


Сузить рамки

Очевидный недостаток нового механизма заключается в сужении возможностей потребителя. Он, к примеру, не сумеет взять кредит в экстренной ситуации. Допустим, при необходимости получить деньги на лечение.

«С одной стороны, данная мера направлена на предотвращение мошенничеств с получением кредита. С другой, необходимо понимать, что такая блокировка существенно ограничивает возможности граждан в получении срочных кредитных продуктов», – указывает руководитель департамента международного и публичного права Финансового университета при правительстве Диана Алексеева.

Кроме того, продолжает она, законопроекты борются не с причиной проблем, а уже с последствиями. Еще один существенный, по ее мнению, минус механизма – в нем отсутствуют контрольные полномочия для следственных органов, что «по сути является перекладыванием ответственности».

Если пакет поправок примут, процесс получения кредитов в России усложнится, уверен преподаватель кафедры «Банковское дело» университета «Синергия» Антон Рогачевский. При этом больше всего проблем возникнет у тех, кто часто оформляет займы. По его словам, добровольный отказ от ссуд скорее подойдет людям, которые «кредитуются раз в десятилетие».

Сам себе защитник

Появление в России механизма добровольного отказа от кредитов говорит о неспособности правоохранительных органов, ЦБ и самих банков защитить граждан от мошенников. Вместо этого россиянам предложат самостоятельно ограничить себя в правах на получение услуги кредитования. С этим соглашается и юрист Юлия Комбарова.

«Количество мошенников неуклонно растет. В банках и в личных кабинетах постоянно информируют о возможном мошенничестве, при звонках в банк тоже об этом предупреждают. К сожалению, данный закон решит только часть проблем. Мошенничество с переводами на другую карту он не затронет, так как там не используются кредитные средства», – говорит она.

Появление такого законопроекта подтверждает тот факт, что получить контроль над мошенниками и свести подобные преступления к минимуму правоохранительным органам пока не удалось, считает директор департамента рынков капитала Accent Capital Андрей Аржанухин. Да и банки, выходит, не выстроили надежную систему защиты, дополняет эксперт. «Эта мера ни в коем случае не отменяет необходимость строить защиту от мошеннических ссуд. Те, кто не отказались от кредитов, имеют право на защиту со стороны государства и на обеспечение должного уровня заботы от кредитных организаций», – уверен Аржанухин.

Andrey Arzhanukhin Director, Capital markets

«Новые формы удаленного цифрового взаимодействия между клиентами и финансовыми организациями породили и новые риски для граждан. Используя мошеннические схемы, оформить документально обязательства сейчас достаточно легко. А отстоять свои права жертвам мошенников в суде сложно из-за несовершенства правового регулирования – правовые нормы всегда немного отстают от развивающихся отношений, особенно в новой, цифровой эпохе», – отмечает вице-президент QBF Максим Федоров.

Сказки с Неглинной

Механизм добровольного отказа от кредитов способен решить две задачи. Во-первых, само собой разумеется, он поможет защитить людей от мошеннических кредитов, раз уж банки, регулятор и правоохранители не справляются. Во-вторых, механизм может пригодиться потребителям, которые падки на маркетинговые уловки и часто покупают вещи, скажем так, не первой необходимости, в кредит. И затем страдают от растущего долгового бремени. Вторая проблема обычно решается более мягкими и последовательными мерами, чем запрет на кредитование (пусть и добровольный). Речь идет об общем повышении финансовой грамотности всех слоев населения.

Судя по красочным отчетам ЦБ, ситуация с финансовой грамотностью в России улучшается год от года. Индекс финансовой грамотности в 2017-м составлял 52 пункта, в 2018-м – 53 и в 2020-м – 54. Программа повышения финансовой грамотности реализуется даже в дошкольных учреждениях. Детям читают сказки, вовлекают их в сюжетно-ролевые игры, проводят тематические занятия и экскурсии в банки и музеи. В итоге, сообщают в ЦБ, информированность об организациях, занимающихся защитой прав потребителей на финрынке, выросла с 38% до 50%, а доля людей, понимающих суть ссудного процента, поднялась с 68% до 76%.

Кроме того, доля имеющих финансовую подушку безопасности респондентов увеличилась за три года с 37% до 47%, а доля справляющихся со своими финансами (им хватает денег до зарплаты) – с 54% до 61%. «Поведение становится более рациональным, а выбор – более осознанным», – уверены специалисты Банка России.

Но оставим прекрасные отчеты ЦБ в стороне и обратимся к тревожной статистике по микрокредитованию. В марте 2021 года россияне оформили рекордное за всю историю количество займов в МФО – 2,35 млн единиц на 31 млрд руб. Число выданных быстрых кредитов за месяц выросло на 17,1%, а по сравнению с мартом 2020 года подскочило сразу на 30,6%. Средняя сумма микрокредита сейчас составляет 13,1 тыс. руб.

Плохая задолженность в данном сегменте также стала рекордной: 5,4 млн просроченных кредитов на 61 млрд руб. Это треть всего российского портфеля микрозаймов, объем которого достигает почти 180 млрд руб.

Ни программа по повышению финансовой грамотности, ни механизм добровольного отказа от кредитов не спасет население от растущего долгового бремени. Да, есть люди, которые вполне сводят концы с концами и готовы отказаться от кредитов, например, на бытовую технику. Им новый механизм поможет. Как и тем, кто не видит необходимости в кредитах и одновременно боится мошенников.

Но, хотя в ЦБ и говорят, что в России становится все больше граждан, не испытывающих финансовых проблем, данные по микрокредитованию свидетельствуют об обратном. Здесь речь идет о людях, которые берут кредиты, чтобы протянуть еще неделю. То есть проблема закредитованности вряд ли будет снята до кардинального изменения уровня благосостояния населения. Когда это случится – вопрос открытый.

Ну а пока правительство отчиталось о росте реальных доходов населения на 3%. Кабмин сделает все необходимое, чтобы доходы россиян соответствовали их потребностям, заверил в середине мая премьер-министр Михаил Мишустин.