All articles

Нефтяное ралли близится к завершению

Published on Финансовая газета

16 /05 2021

Многие аналитики не исключали снижения цен на нефть в район $50, а то и ниже. Они опасались, что увеличение добычи странами ОПЕК+ приведет к переизбытку на рынке из-за сокращения спроса со стороны Европы, которую накрыла третья волна COVID-19. Но этого не случилось.

Мир / Борис Соловьев 6 апреля 2021, 21:58

Динамика котировок нефти марки Брент

VKFacebookTwitter

Котировки не дрогнули, даже когда к ЕС с его карантинными ограничениями присоединились Япония, Индия, Турция, Бразилия и еще ряд стран. Просадки быстро выкупаются в рамках глобального подорожания сырья, однако и о продолжении быстрого роста говорить не приходится.

Причин устойчивости цен на нефть (и даже их небольшого роста) было несколько. Но главная из них – общее удорожание почти всех сырьевых товаров, ставшее следствием накачки мировой финансовой системы ликвидностью. Так, только с начала 2021 года котировки алюминия выросли на 20%, меди – на 28%, никеля – на 8%, железной руды – на 23%. Нефть возглавляет этот перечень с показателем 33%.

Другим драйвером роста ее котировок является восстановление спроса, которому способствуют глобальная вакцинация и активизация деловой активности в 2021 году, говорит главный аналитик УК «Ингосстрах – Инвестиции» Заурбек Бигаев. К этому можно добавить сокращение накопленных весной прошлого года запасов. ОПЕК полагает, что к августу показатель снизится до среднего за последние пять лет уровня.

Иран и авиация

Главным же риском для нефти аналитики единодушно называют продолжение роста числа заболевших COVID-19, в том числе из-за более низких темпов вакцинации населения, чем это ожидалось еще в начале года. «Также стоит отметить и переговоры между США и Ираном, первый раунд которых прошел недавно в Вене, по возвращении к условиям Тегеранской ядерной сделки 2015 года, – добавляет аналитик ГК “ФИНАМ” Андрей Маслов. – По достижении договоренностей могут быть ослаблены или сняты санкции с нефтяного сектора Ирана, что увеличит предложение на мировом рынке нефти и создаст давление на нефтяные котировки».

Еще одним негативным фактором являются и низкие темпы восстановления транспортных потоков из-за уменьшения передвижения населения, прежде всего авиацией, которая является крупным потребителем топлива. Здесь совсем не радужно. В феврале Международная ассоциация воздушного транспорта (IATA) ожидала, что объем авиаперевозок в этом году достигнет лишь 50% от уровня 2019 года, и «это лучшее, чего можно достичь».

Не стоит сбрасывать со счетов и технический анализ. «В марте рынок уже тестировал сегодняшние уровни, тогда мы увидели, что котировки не смогли удержаться на данных отметках даже на короткое время, – предупреждает заместитель директора департамента рынков капитала УК Accent Capital Сергей Макаров. – Это говорит о сильном сопротивлении и заставляет задуматься о повторении мартовского сценария».

Сергей Макаров Заместитель директора департамента рынков капитала

В целом же большинство экспертов не ждут существенного падения котировок в ближайшее время. Хотя некоторые опасения все же есть. «Мы считаем текущий рост цен на нефть избыточным и видим риски движения к нижней границе диапазона $60–70 за баррель марки Brent на фоне невнятных перспектив по восстановлению мирового спроса на нефть, – говорит управляющий эксперт Промсвязьбанка Екатерина Крылова. – Фундаментально ждем перехода рынка к избытку предложения нефти ввиду возврата 2,1 миллиона баррелей в день со стороны ОПЕК+ с мая по июль и роста поставок Ирана вопреки санкциям».

ОПЕК+ и США

Еще одним немаловажным фактором, вселившим уверенность в нефтяных трейдеров, было прошедшее в конце апреля заседание ОПЕК+. Его участники не только не стали созывать министерскую встречу, ограничившись заседанием мониторингового комитета, но и провели его буквально за несколько часов, отмечает аналитик инвесткомпании QBF Ксения Лапшина. Все страны, включая Россию, сошлись в едином мнении, что действующие условия сделки, принятые 1 апреля, соответствуют текущей ситуации и не требуют корректив. Заседание ОПЕК+ в связи с этим было перенесено на 1 июня.

Из этого можно сделать простой вывод: нефтяные державы не только удовлетворены нынешним состоянием дел в отрасли, но и не видят рисков падения цен, а также не испытывают опасений относительно увеличения добычи в США. Одним из главных аргументов противников повышения квот добычи в рамках соглашения ОПЕК+ было опасение, что дорогая нефть приведет к бурному росту добычи американскими «сланцевиками» и вытеснением «классических» нефтедобытчиков с их традиционных рынков. Но этого пока не происходит.

В начале 2020 года США вышли на пиковый объем добычи – порядка 13 млн баррелей в сутки. Но весной прошлого года первый удар пандемии совпал с «ценовой войной» на рынке нефти, и к июню 2020 года американская добыча снизилась до 11 млн баррелей, с тех пор расти не спешит. Более того, в отдельные моменты, (например, в период аномальных холодов) показатель и вовсе опускался ниже 10 млн баррелей.

При этом, по оценкам аналитиков ГК «ФИНАМ», себестоимость добычи в США колеблется в диапазоне $25–35 за баррель, примерно вдвое выше, чем в России, а бурение новых скважин может быть эффективно при стоимости нефти на уровне $45–50 за баррель. И все же значимого роста добычи не ожидается. Так, Управление энергетической информации (EIA) Минэнерго США прогнозирует, что среднедневной показатель добычи в 2021 году останется на нынешнем уровне – 11 млн баррелей, а в следующем возрастет на 0,9 млн баррелей.

Во многом это связано с тем, что большую роль в общем объеме нефтедобычи страны играют мелкие компании, которые финансируются за счет инвестиционных средств. И уровень задолженности многих из них просто не позволяет инвесторам вкладывать новые капиталы. Об этом говорит и статистика буровой активности в США: число активных буровых установок сейчас вдвое ниже, чем в марте 2020 года. Между тем сланцевая добыча требует постоянного ввода новых скважин в эксплуатацию, поскольку срок их дебета непродолжителен.